Эксклюзив
Кимельман Семен Аронович
29 января 2016
8939

Улюлюканье вокруг коматозного состояния экономики РФ

С.А. Кимельман, д. э. н., академик АГН

Состояние российской экономики продолжает стремительно ухудшаться, но Кремль с подвластным послушным правительством делает красивую мину при плохой игре. Что всё у нас не так то плохо, что ошибок власти не допускают. Страну украсила фраза первого вице-премьера И. Шувалова, «что в 2015 г. правительство не допустило ни одной ошибки». Но он не уточнил, что он считает ошибками правительства. Мы прекрасно знаем, что рубль в 2015 г. сильно обвалился, особенно в конце года; что ВЭБ (наш чуть ли не главный банк) банкрот; что прибыль Сбербанка заметно снизилась; что треть Антикризисного плана не выполнена; что все деньги правительство бухнуло в банковскую систему, которая ни «копейки» инвестиций не внесла в экономику; что председатель правления «Газпромбанка», сын секретаря Совета Безопасности РФ Николая Патрушева объявлен банкиром года, а руководимый им банк в долгах, как в шелках; что полки магазинов и аптек оскудели, а цены на основную массу продуктов и лекарств подорожали за год на 30-50 и более процентов; что пенсии в 2015 г. не проиндексированы на уровень инфляции; что только что (в декабре 2015 г.) утверждённый бюджет на 2016 г. надо секвестировать на 10 и более процентов. Этот список можно продолжать до бесконечности. Господин Шувалов, очевидно, считает всё вышеперечисленное достижениями руководимой им экономики, что ошибок он и вся исполнительная власть не допустила.

Прямо, как в полюбившейся мне рекламе «Столото». Парочка загорает на юге. Она звонит подруге: «Поздравь меня, я  теперь жена миллионера».  Подруга задаёт ехидный вопрос: «А как же Валера?» Она отвечает: «А Валера – муж жены миллионера». Так могут безошибочно сказать о себе жёны и дети всех высокопоставленных чиновников, всех топ-менеджеров госкорпораций и госкомпаний и, конечно, «муж жены-миллионера» И. Шувалов.

Углеводородная и долларовая экономика

В России прочно обосновалась обвально долларовая и углеводородная экономика, полностью зависящая от курса доллара и мировой цены барреля нефти. Разговоры, что оборонно-промышленный комплекс (ОПК) – это теперь чуть ли не главная отрасль – это не более чем пустословие, так как деньги в бюджет ОПК не привносит. Напротив, ОПК проедает бюджет в самом большом количестве.

Кремль, доллар и углеводородное сырьё (УВС) – это неразделимое единство.

Кремль «приватизировал» единолично нефть и газ, точнее ренту, а ещё точнее, рентные финансовые потоки. Это – явная петрократия. Кремль меньше всего волнует ВВП. Все его мысли вокруг присвоения нефтегазовых денежных потоков.

Клану господ, приближённых к Путину, важно дать такую информацию в своих статистических отчётах и при личном общении, чтобы из этой информации однозначно вытекали решения, которые хочет видеть этот клан.

До Кремля и власть предержащих информация доходит в искаженном виде в той мере, насколько искажена наша статистика. В свою очередь, искажение статистики связано, с одной стороны, с отсутствием многих необходимых показателей в действующих статистических формах,  с другой стороны, стремлением организаций (юридических лиц) приукрасить реальность, с третьей – указаниями сверху, где и что надо подправить. Отсюда вытекает ошибочность, преукрашательство  и показушность выводов о состоянии экономики.

Смена парадигмы диктата на мировых рынках торговли нефтью

Позволю себе высказать некоторые соображения по поводу мировой торговли углеводородным сырьём, связанные с изменениями в структуре УВС и, прежде всего, с появлением и освоением сланцевых углеводородов, а также возобновляемых источников энергии.

Мировая ситуация на рынке изменилась. До середины 2014 года цену на нефть формировали страны ОПЕК и удерживали её на планке 100 $  и даже выше (до 140 $) за баррель. В конце 2014 г. в результате сланцевой революции в нефтяном сообществе возросла роль Америки.

Как известно, во второй половине XX века Америка буквально квадратно-гнездовым способом разбурила всю свою наземную и прибрежно-шельфовую территорию. Однако при этом Америка при годовой потребности 800 млн т нефти предпочитала половину нефти покупать в средиземноморских странах. Но в начале XXI века Америка изменила свою стратегию в отношении УВС  и раскупорила свои месторождения, стала увеличивать добычу и снижать импорт нефти, уменьшая свою зависимость от ОПЕК. Сейчас три страны (Америка, Россия, Саудовская Аравия) возглавляют объем продажи сырой нефти.

До конца 2014 г. действовал диктат стран, добывающих нефть. Регулировал  этот диктат ОПЕК и, главным образом, Саудовская Аравия совместно с Америкой. Можно сказать, что был своего рода негласный сговор ОПЕК и Америки.

С конца 2014 г. власть переменилась. Диктат стали осуществлять потребители нефти – Китай, Индия, Южно-Американские страны (Бразилия, Аргентина и др.),  средиземноморские страны и часть стран Европы. И это надолго. Отсюда, по моему мнению, вытекает падение цен на нефть.

Что же предлагает Кремль и правительство

Премьер-министр заговорил о необходимости составления нового (или дополнения старого) антикризисного плана. И снова речь идёт  о поддержании банков, монополий и крупных предприятий.

Путин и «Опора России» нацеливают наоборот, на развитие малого и среднего предпринимательства, что только они сегодня способны вытащить страну из кризиса. Неясно только, как они будут это делать. О малом бизнесе мы уже говорим пятнадцать лет, но дальше болтовни речи не идёт.

Очень часто начали выступать во всех СМИ «говорящие головы» штатных прокремлёвских экономистов и политологов о том, что кризис есть, что он навязан нам извне санкциями, злобной по отношению к нам политикой Америки, НАТО, Европейского союза, исламским Ближним и Средним Востоком и т. д. и т. п.

«Говорящие головы» успокаивают народные массы, что вот, мол, де придут сентябрьские выборы этого года. У народа появится возможность выбрать новый депутатский корпус, который озаботится улучшением жизни гражданского общества. Всё, мол, в наших руках.

Я теперь начал понимать, зачем устроены досрочные выборы Госдумы, депутатов в субъектах РФ и муниципалитетах.

В связи с резким ухудшением жизни граждан нашей страны, ростом цен, снижением доходов, повсеместным увольнением, сокращением работников на предприятиях, снижением зарплаты недовольство народных масс накапливается. Приближается чуть ли предреволюционная ситуация, когда низы не могут жить по-старому, а верхи не могут (или не хотят) управлять по-новому. В этих условиях надо как-то успокоить массы, приглушить агрессивный настрой, не допустить революционных волнений. Вот и придумали досрочные выборы.

Вот, мол, граждане, флаг вам в руки, выдвигайте и избирайте достойных депутатов и они вам обеспечат достойную жизнь в будущем. Я очень и очень в этом сомневаюсь…

Словоблудие

Слова «стагнация», «рецессия», «девальвация», «дефицит бюджета», «коррупция», «фьючерсы», «волатильность» и даже «деривативы» прочно вошли в наш повседневный быт. Часто они заменяются двумя словами «экономический кризис» и даже просто одним словом «кризис».

Собственно слово «кризис» по всем словарям и энциклопедиям (теперь википедиям) в любой стране мира ассоциируется с негативом, негативными проявлениями в той или иной сфере бытия. Но Россия – уникальная страна, у нас уникальные СМИ, у нас уникальный президент. Мы можем называть чёрное белым и наоборот. Вот и с этим словом «кризис». Президент неожиданно заявляет, что кризис – это для нашей страны хорошо, девальвация рубля тоже хорошо. Это дисциплинирует и полезно для экономики, так как способствует продвижению нашей продукции за рубеж, на экспорт. Премьер-министр, его замы и министры восхваляют мудрость президента. А может быть, наоборот, наши  мудрые министры экономического блока  и Центробанк РФ довели до сознания президента, что кризис – это благо для России, что дорожающий доллар заставит народ работать.

Понятное дело, что эту идею называть чёрное белым подхватили проворные СМИ. И вот 22 января в шоу-программе Сергея Минаева «Большинство»  ставится вопрос: «кризис как возможности, как стимул роста экономики России». Минаев пригласил в качестве соведущего более агрессивного телеведущего Максима Шевченко. В качестве «говорящих голов»  экспертов пригласили Андрея Нечаева  (из бывших министров гайдаровского правительства, а сегодня одного из руководителей Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина), Михаила Делягина (идеолога какой-то никому не понятной глобализации, который уже 20  лет предрекает глобальный мировой кризис, но он почему-то никак не наступит), Игоря Юргенса (сегодня главного страховщика, а вчера директора института,  безуспешно выдвигавшего Дмитрия Медведева на второй президентский срок) и молодого «светоча» экономической мысли Дмитрия Абзалова. После сорока минут говорильни о причинах обвала рубля, кризиса экономики и путей выхода из него Минаев попросил присутствующих в зале проголосовать по поставленному вопросу.

Итог голосования: 71% заявили, что кризис – это стимул роста экономики  и только 29% ответили отрицательно.

Вот ведь как можно задурить головы «большинства».

Кстати, я посмотрел по интернету состав КГИ и не нашёл в нём ни одного рядового гражданина, но увидел много разжалованных бывших чиновников, правозащитников, телеведущих и «говорящих голов».

Если кризис, по мнению властей – это хорошо и на пользу российскому народу, то зачем выходить из кризиса? И впрямь, если человек в коматозном состоянии, то ему хорошо. Он лежит, ничего не делает, ни о чём не думает. Ждёт манну небесную, которую кто-то, когда-то ему ниспошлёт. Дождётся ли?

Так и наша коматозная экономика застыла в ожидании, когда же власти подумают о ней.

Соблазн одолел и попутал

11 января с. г. после длительного всенародного безделья Путин, комментируя резкий обвал рубля и падение цены барреля нефти, заявил, что когда нефть дорогая и в страну поступают нефтедоллары, то соблазн потратить их велик, хотя лучше было бы откладывать в фонды.

Осмелюсь это высказывание дополнить ещё несколькими соблазнами, которыми руководствовалась власть, начиная с 1992 г., в годы рыночного переустройства:

– соблазн быстрого присвоения (читай, грабежа) ранее общенародной собственности;

– соблазн упрятать награбленное вдали от Родины в офшорах;

– соблазн создания госкорпораций для проедания бюджета страны;

– соблазн распределять госконтракты среди жён, детей, родственников и друзей.

И много других соблазнов, приведших страну в предынфарктное состояние, сменившееся на коматозное состояние.

В этой связи вспоминаются выступления патриарха гайдаро-ельцино-путинской экономики Е, Ясина, который два года назад заявил, что в России построен капитализм, дружественный богатым слоям общества, а теперь начинаем строить капитализм, дружественный гражданскому обществу, но для этого потребуется не менее десяти лет, а может быть и больше. Вот уж был соблазн, так соблазн – на обломках социалистического гражданского общества построить  сперва капитализм, дружественный для богатых, полагая, что народ у нас терпеливый, который может подождать, когда придёт черёд капитализма для бедных. Вот и ждём 25 лет и живём в неизвестности, какие ещё соблазны возникнут у власть имущих, и сколько лет ещё нужно ждать «народный» капитализм.

Как Норвегия избавилась от нефтяной иглы

Нашим властям нелишне присмотреться к законодательству и к опыту добычи нефти и газа у нашего северного соседа. Кстати, в Норвегии законодательство по нефти и газу содержит десятки законов, сотни подзаконных актов и нормативных актов, объемом более полутора тысячи страниц убористого текста. (В России двадцать лет пишут, переписывают и безуспешно пытаются принять федеральный закон «О нефти и газе». Один раз проект этого закона прошёл только лишь первое чтение).

В Норвегии Комиссия при Короле ежеквартально рассчитывает и обосновывает, а Король утверждает внутренние цены на продажу нефти, нефтепродуктов и на их транспортировку до пунктов реализации. (В России это делают самопроизвольно нефтегазовые монополии и компании. При этом, вопреки экономической логике и азбучным истинам, внутренние цены на нефть, газ и нефтепродукты (бензин, керосин, мазут, масла и др.) растут вне зависимости от мировых цен  на углеводороды).

Внутренние цены учитывают доходы норвежцев и роль (удельный вес) энергоресурсов в их потребительской корзине. (В России в «Стратегии-2020» была заложена антинародная установка на выравнивание внутренних цен на нефть и газ с мировыми ценами. И, конечно, без учёта российских заработков и потребительской корзины. Добавлю, что в отдельных регионах нашей страны внутренние цены энергоресурсов превышают мировые).

Экспорт нефти и газа в Норвегии осуществляется исключительно государством, государственными компаниями. Выручка от экспорта углеводородов и нефтепродуктов полностью поступает в Государственный нефтяной фонд (NGPF). (В России экспортом углеводородного сырья и нефтепродуктов занимаются нефтегазовые монополии, точнее, их дочерние предприятия, скрывающиеся в офшорах. Государству достаются только вывозные пошлины на нефть, газ и нефтепродукты).

Добыча углеводородов в Норвегии осуществляется исключительно консорциумами  зарубежных компаний; состав и доля каждого участника консорциума утверждается норвежским парламентом (стортингом). Почти во всех консорциумах предусмотрена доля участия норвежского государства.  (В России всё шиворот-навыворот. Консорциумы запрещены. Добычу нефти ведёт только одна вертикально-интегрированная нефтяная компания (ВИНК). С недавнего времени их около десятка. Добыча газа –  это монополия «Газпрома» и недавно созданная ВИГК «Новатэк»).

Технология добычи в Норвегии устанавливается департаментом нефти и газа и утверждается стортингом. (В России технология добычи разрабатывается и утверждается нефтедобывающими  компаниями-недропользователями).

За короткий срок (8-10 лет) Норвегия построила заводы по выпуску современных почти автоматических плавучих буровых платформ и установок и начала их продажу многим мировым нефтедобывающим странам. (В России даже не было попыток строить такие заводы. Для добычи нефти и газа на СРП «Сахалин-2» купили у норвежцев «по дешёвке» бывшую в употреблении плавучую буровую платформу «Моликпак» и до сих пор мучаемся с её ремонтом).

В Норвегии действует одно из лучших в мировой практике налогообложение недропользователей и изъятие горной ренты. Для нефтегазодобывающих консорциумов к налогу на прибыль (28%) прибавляется ещё 50%. То есть налог на прибыль на добычу углеводородов составляет 78%. При этом занижение прибыли невозможно, так как все этапы добычи имеют утверждаемые государством жесткие нормы и нормативы. В свою очередь, это побуждает каждую компанию консорциума применять современные наилучшие технологии, чтобы увеличивать прибыль и свои доходы. (В России, понятное дело, такое налогообложение неосуществимо, так как нормирование текущих и капитальных затрат, равно как и ценообразование, специально разрушено с целью увеличивать в разы затраты и снижать прибыль).

Норвежцы почти полностью освободили свою экономику от зависимости от доллара. У них своя валюта (крона) и они поддерживают курс кроны долгое время на уровне 1$ = 8 крон. (В России, опять-таки, всё наоборот. Курс доллара (в рублях) скачет, как это хочется Центробанку РФ вослед  мировым ценам на нефть. Правительство и ЦБ молится на цену нефти).

Тем не менее, многое из описанного выше норвежского опыта избавления от нефтяной иглы нам бы не худо перенять. Но для этого нужен обновлённый Кремль и качественно новое народное правительство.

О легализации хищнической добычи нефти и газа

Мои родственники, друзья и коллеги часто задают мне вопрос, почему я не называю конкретные меры и мероприятия, которые могли бы улучшить современную российскую экономику. Я всегда однозначно отвечаю, что, во-первых, один в поле не воин, во-вторых, а кто меня послушает?

Приведу пример из только что произошедшего. По приказу Минприроды с 1 января 2016 г. в России вводится новая классификация запасов углеводородов (НКЗ УВС), которая открыто узаконивает хищническую добычу УВС.

Авторы НКЗ УВС (Г. Выгон и его частная компания) утверждают, что «если в проектном документе в условиях современной рыночной экономии будет утверждён КИН (коэффициент извлечения нефти) с учётом нерентабельных эксплуатационных объектов (читай, пластов, залежей и скважин) и неэффективных с экономической точки зрения мероприятий, то этот КИН так и останется на бумаге».

За этим замысловатым словоблудием прикрывается, во-первых, отмена геологических запасов УВС, что приведёт к потере  в недрах большей части запасов нефти и газа. КИН будет не выше 20-25%, в то время, когда в мировой практике КИН превышает 60-70%, а даже иногда 80%.

Во-вторых, будет потеряна (сокрыта) статистика по определению КИН, что недопустимо. В-третьих, легализована выборочная хищническая добыча нефти и газа на отдельных объектах месторождения. В-четвертых, будет разрушена объемная гидродинамическая модель рациональной и эффективной разработки месторождения, которую нельзя будет восстановить в будущем.

Коллектив учёных института нефти и газа РАН во главе с лауреатом конкурса «Слово к народу» 2013 года С. Закировым (крупнейшим специалистом в сфере разработки рациональной технологии добычи УВС) очень убедительно доказывал пагубность принятия НКЗ УВС. Я тоже более года письменно возмущался.

Но, увы!!! У нас построен соблазняющий капитализм для богатых. И этим всё сказано...

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован