Эксклюзив
Андрианов Владимир Дмитриевич
24 марта 2020
525

Политика количественного смягчения (Quantitative Easing - QE) - как это работает в США

Федеральная резервная система (ФРС), выполняющая функцию Центрального банка США объявила о новых масштабных мерах поддержки экономики.

В частности, покупка активов в рамках так называемого количественного смягчения будут производиться в неограниченном объеме. Краткосрочная ликвидность будет выдаваться участникам финансового рынка под нулевую ставку

ФРС уже в третий раз с начала глобального суперкризиса  существенно смягчила монетарную политику, увеличив объем стимулирующих мер. Ее последние меры, как и все предыдущие, направлены на обеспечение продолжающегося кредитования американских предприятий и домохозяйств.

Покупки активов на вторичном рынке — казначейских облигаций правительства и обеспеченных ипотекой облигаций, выпускаемых тремя ипотечными агентствами США, — на свеженапечатанные деньги будут производиться в неограниченном количестве в тех объемах, которые необходимы для обеспечения «гладкого» функционирования рынков.

Неделю назад ФРС, понизив ключевую ставку фактически до нуля, объявила, что выкупит государственных облигаций и ипотечных бумаг на сумму 700 млрд. долл.

За последнюю неделю марта 2020 г. баланс ФРС увеличился на 350 млрд долл. до рекордных 4,7 трлн долл. С такой скоростью ФРС не наращивала активы даже во время глобального финансового кризиса 2008–2009 гг.

 

Политика количественного смягчения как инструмент поддержания финансовой стабильности и стимулирования экономического роста

 

В период острой фазы мирового финансово-экономического кризиса 2008 – 2009 гг. невысокая эффективность классических инструментов денежно-кредитной политики[1] вынудила денежные власти США прибегнуть к нестандартным мерам поддержания финансовой стабильности и стимулирования экономического роста.

В частности, для сохранения устойчивости финансовой сферы и преодоления экономического спада монетарные власти США стали активно использовать механизм эмиссионного фондирования, официально провозгласив политику так называемого «количественного смягчения» (Quantitative Easing - QE).

В США в начале кризиса основной целью данной кредитно-денежной политики было преодоление «ловушки ликвидности», в которую попала американская экономика после того, как ФРС США, 16 сентября 2008 г. снизила ставку по федеральным фондам (Federal funds rate) до рекордно низкого уровня в диапазоне от 0 до 0,25%.

Соответственно был зафиксирован и самый низкий уровень эффективной ставки, отражающей реальную стоимость кредитных ресурсов на рынке, которая в конце сентября 2008 г. составляла 0,14%.[2]

Такой уровень ставки по федеральным фондам и эффективной ставки оказались самыми низкими в экономической истории США с середины 60-х годов прошлого столетия.

Инициатором политики количественного смягчения (Quantitative Easing - QE) считают бывшего главу ФРС Бена Бернанке. По его указанию была разработана монетарная стимулирующая программа количественного смягчения, которая получила название Quantitative Easing – (QE) основными финансовыми инструментами которой стали:

  • предоставление дополнительной ликвидности, путем выкупа «токсичных» активов и других долговых обязательств («бэйлаут»);
  • количественное расширение баланса центрального банка и денежной базы;
  • прямое кредитование банков и других финансовых институтов частного сектора.

Фактически, политика «QE» является эмиссией необеспеченных электронных денег и рассматривается денежными властями как экстренная временная мера для выхода из финансового кризиса и стимулирования экономического роста.

В рамках проведения политики монетарного стимулирования экономики в США в кризисный и посткризисный период были разработаны, приняты и реализованы три программы количественного смягчения (Quantitative Easing - QE) – «QE 1», «QE 2» и «QE 3»

 

Первая программа количественного смягчения «QE 1» (ноябрь 2008- декабрь 2009)

 

Первая программа количественного смягчения «QE 1» начала осуществляться в США в ноябре 2008 г. после банкротства крупного инвестиционного банка «Lehman Brothers Holdings, Incи имела целью недопущение краха и финансового коллапса других крупных американских корпораций, государственных агентств, частных банков и предприятий.

В этот период появился новый специальный международный финансовый термин «too big to fail», который переводится ка «слишком большие, чтобы обанкротиться».[3]

Этим термином стали обозначать крупные национальные финансовые учреждения, банкротство которых в силу масштабности их деятельности может иметь катастрофические последствия для финансовой системы и экономики в целом.[4]

К концу 2008 г. в сложной финансовой ситуации оказались другие ведущие американские транснациональные и инвестиционные банки, в том числе – «Merril Lynch & Co.», «Goldman Sachs, Inc», «Morgan Stanley», «Bear Stearns Companies, Incи др.

На грани банкротства была «American International Group», Inc.» (AIG) – ведущая американская страховая корпорация, один из мировых лидеров в области личного и имущественного страхования.

 Для спасения от банкротства страховой корпорация AIG правительством было принято решение о выделении ей финансовой помощи в размере 182,5 млрд долл., в том числе 85 млрд долл. в форме прямого кредита ФРС.

Взамен на предоставленную финансовую помощь государству было передано 79,9% акций страхового гиганта.

Серьезные финансовые проблемы были у крупнейших американских ипотечных компаний таких как «Fannie Mae» (Федеральная национальная ипотечная ассоциация) и «Freddie Mac» (Федеральная корпорация жилищного ипотечного кредита),   

По состоянию на 31 марта 2008 г. портфель ценных ипотечных бумаг «Fannie Mae» составлял 722,8 млрд долл., объём гарантированных компанией долговых обязательств — 2,97 трлн долл.

Портфель ипотечных облигаций «Freddie Mac» составлял 709,8 млрд долл., объём гарантированных ею долговых обязательств — 1,44 трлн долл.[5]

На фоне ипотечного кризиса, ценные бумаги этих компаний с января по июль 2008 г. потеряли свыше 80 % своей стоимости.

С целью не допустить финансового краха ведущих государственных американских ипотечных компаний «Fannie Mae» и «Freddie Mac» правительство США вынуждено было принять решение об их срочной финансовой санации.

Спасение от краха крупнейших ипотечных компаний США   администрацией осуществлялось путем:

  • введения административного контроля за их деятельностью;
  • покупки их долговых обязательств
  • путем прямого кредитования.

Руководители ипотечных компаний «Fannie Mae» и «Freddie Mac» 7 сентября 2008 г. были отправлены в отставку и контроль за деятельностью этих компаний взяло на себя Федеральное агентство по жилищному финансированию.

Коме того ФРС США объявило о выкупе выпущенных этими компаниями ипотечных облигаций на общую сумму в 1,25 трлн долл.

При выкупе облигаций денежные власти США столкнулись с проблемой реальной оценки активов компаний, на балансе которых скопилось значительное количества деривативов.

В условиях парализованного и неликвидного рынка производных долговых обязательств отсутствовали методы возможной оценки стоимости ипотечных ценных бумаг. Многие из них тогда не стоили и четверти своего номинала, а стоимость некоторых финансовых активов было трудно оценить.

Для решения этой задачи в конце 2008 г. ФРС была разработана специальная методика, которая получила название «mark-to-market» (MTM), в которой были изложены правила оценки производных финансовых инструментов.

По новым правилам все деривативы делились на три категории. К первой категории относились ценные бумаги, которые торгуются на фондовом рынке и соответственно имеют рыночные котировки. Это в первую очередь относится к так называемым биржевым деривативам.[6]

Ко второй категории — финансовые инструменты без рыночных котировок, их стоимость рассчитывается по специальной формуле, которая основана на сравнении этих финансовых активов с аналогичными ценными бумагами, имеющими рыночные котировки.

К третьей категории относились финансовые активы, у которых нет ни котировок, ни похожих аналогов, поэтому их оценка осуществлялась на экспертном уровне.

Таким образом, вложения ФРС в долговые бумаги ипотечных компаний, прямые кредиты ФРС и другие формы эмиссионного фондирования уже в декабре 2008 г. составили более 1 трлн. долл., хотя еще годом ранее подобные финансовые вложения ФРС не осуществлялись.

Первая стимулирующая программа «QE 1» была завершена через год в  декабре 2009 г. За время ее реализации ФРС было выкуплено обесцененных ипотечных облигаций и других долговых обязательств компаний и банков на общую сумму в 1,7 трлн. долл. США, что позволило избежать их финансового банкротства.

При этом баланс ФРС США увеличился с августа по декабрь 2008 г. в 2,4 раза, примерно с 930 млрд. долл. до 2,2 трлн. долл.

Увеличение эмиссионного фондирования привело к росту денежной массы, объем которой в период с января по сентябрь 2009 г. увеличился до 8,3 трлн. долл. Коэффициент монетизации американской экономики возрос с 54% в 2008 г. до 60% в 2009 г.

По мнению экспертов основным положительным эффектом реализации программы «QE1» было спасение от банкротства крупных американских банков, ипотечных и страховых компаний.

При этом стимулирующий эффект эмиссионного фондирования оказался недостаточным для преодоления ипотечного кризиса и выхода экономики СЩА на траекторию роста.

 

Вторая программа количественного смягчения «QE 2»

(ноябрь 2010 – июнь 2011)

 

Вторая стимулирующая программа количественного смягчения «QE 2», которая получила название «крупномасштабная покупка активов» (Large-scale Asset Purchase (LSAP) была объявлена ФРС США 2 ноября 2010 г.

Программа предполагала покупку государственных казначейских облигаций США (US Treasuries)[7] на общую сумму в 600 млрд долл. в течение 8 месяцев в среднем по 75 млрд долл. в месяц.

Кроме того, ФРС планировала реинвестировать около 300 млрд долл. из первой программы количественного смягчения. В итоге общий объём эмиссии в рамках программы «QE 2» составил около 900 млрд. долл.

В процессе реализации этой программы американские денежные власти использовали так называемые операции «твист» (operation «twist»)[8], которые считаются одним из финансовых инструментов денежного регулятора по монетарному стимулированию экономики.

Основной целью использования этого финансового инструмента является снижение процентных ставок по долгосрочным государственным долговым бумагам.

Как правило, покупка облигаций или других активов оказывает влияние на процентную ставку. Растущий спрос вызывает повышение рыночной цены облигации и соответственно снижается доходность облигации к выплате. Таким образом доходность, выраженная в процентной ставке, становится ниже, чем до покупки облигаций со стороны ФРС.

Для достижения этих целей, ФРС может реализовывать на рынке ценные долговые бумаги с коротким сроком погашения из своего портфеля и покупать аналогичные государственные облигации с более длительным сроком погашения.

Такие финансовые операции как правило приводят к выравниванию ставок по коротким и длинным казначейским облигациям США и не приводят к увеличению баланса ФРС.

В рамках реализации программы «твист» ФРС США приобрела казначейские обязательства на сумму 400 млрд долл.  со сроками погашения от 72 до 360 месяцев и соответственно продала равную сумму облигаций со сроками погашения в диапазоне от 3 до 36 месяцев.

Американский центральный банк через поддержку спроса на долгосрочные ценные бумаги добился понижения долгосрочных ставок, тем самым стимулировал кредитную активность банков и соответственно экономический рост.

Позднее для обеспечения более уверенного восстановления экономики и поддержания инфляции на приемлемых уровнях руководители ФРС в начале 2011 г приняли решение увеличить средний срок обращения ценных бумаг, находящихся на балансе ФРС.[9] 

Реализация программы количественного смягчения «QE 2» была завершена в июне 2011 г. Американский экономист Мартин Стюарт Фельдстейн, профессор Гарвардского Университета, оценивая итоги выполнения программы «QE2», отмечал, что программа способствовала стабилизации и последующему росту фондового рынка США во второй половине 2010 г., что в свою очередь стимулировало потребление и привело к началу роста экономики США в конце 2010 г. [10]

Бывший глава ФРС США Бен Бернанки полагал, что реализация программ «QE 1» и «QE 2» способствовали повышению темпов роста ВВП США на 3% и обеспечили создание дополнительных 2 млн. рабочих мест в частном секторе.

При этом стимулирующий эффект эмиссионного фондирования, как и в первой программе количественного смягчения «QE 1» оказался недостаточным для преодоления последствий ипотечного кризиса и выхода экономики СЩА на устойчивую траекторию роста.

Увеличение эмиссионного фондирования привело к росту денежной массы, коэффициента монетизации американской экономики и росту государственного долга, который достиг 15,1 трлн долл. и по своему размеру 3 августа 2011 г. впервые превысил объем ВВП США.

Финансовые операции «твист» с облигациями привели к повышению их дюрации, то есть увеличению срока полного возврата денежных средств, вложенных в покупку ценных бумаг. Как считают инвестиционные банкиры увеличение показателя дюрации повышает финансовые риски для инвесторов.

 Коме того, операции «твист» оказали негативное влияние на снижение маржи коммерческих банков и соответственно привели к сокращению их прибыли.

 

Третья программа количественного смягчения «QE 3»

(сентябрь 2012 - октябрь 2014)

 

В сентябре 2012 г. ФРС запустила третью программу количественного смягчения «QE3». Свое решение о продлении действия программы количественного смягчения руководство ФРС объясняло необходимостью стимулирования экономики на фоне разгоравшегося долгового кризиса в странах еврозоны, неопределенности на мировых фондовых рынках и внутренних экономических проблем США.

Основной макроэкономической целью реализации программы «QE3» было провозглашено – поддержание занятости в американской экономике. Примечательно, что это одна из стратегических задач ФРС, которая записана в законе о создании этой финансовой организации. Однако, американские денежные власти вспоминают об этом очень редко.

Кроме того, руководители ФРС объявили о необходимости дополнительных мер для поддержки ипотечного рынка, который никак не мог выйти из глубокого, длительного кризиса.

В отличие от двух предыдущих программ количественного смягчения, программа «QE3» сентябре 2012 29 октября 2014не имела ни определенных сроков реализации, ни ограничения по конечному объему эмиссионного фондирования.

Первоначально программа предусматривала скупку ипотечных облигаций (mortgage-backed securities, MBS) на сумму 40 млрд. долл. ежемесячно в течение неограниченно времени.

Позднее было принято решение о покупке ценных бумаг Казначейства США. Как и во второй программе количественного смягчения при покупке «трежарис» денежными властями использовались операции «тwist», которые предполагают замещение в инвестиционном портфеле краткосрочных ценных бумаг долгосрочными.

В частности, в рамках использования этих финансовых инструментов ФРС США объявила о продлении операций «тwist» на сумму 267 млрд долл.

При этом планировалось приобрести казначейские облигации США срок погашения которых наступал через 6-30 лет, и соответственно продать такой же объем казначейских облигаций, до погашения которых осталось не более трех лет. К концу 2012 г. общий объем таких сделок достиг 400 млрд долл.

Таким образом объем ежемесячных покупок долговых обязательств увеличился до 85 млрд долл. при этом на выкуп казначейских облигаций тратилось 45 млрд долл. и на выкуп ипотечный облигаций – 40 млрд долл. в месяц.

Программа выкупа облигаций корректировалась в зависимости от состояния американской экономики. В 2013 г. по мере выхода экономики США на траекторию роста началось сокращение объема предоставляемой ликвидности.

Представители ФРС заявили 9 июля 2013 г., что при условии сохранения текущих темпов роста экономики США третья программа количественно смягчения будет полностью завершена в октябре 2014 г.

Одной из причин сворачивания эмиссионной программы были опасения денежных властей США о возможном перегреве американской экономики и возникновения нового финансового «пузыря» на ипотечном рынке.

При этом было принято решение о постепенном сокращении объемов ежемесячных выкупов долговых обязательств.

В частности, в октябре 2013 г., объем ежемесячных выкупов долговых обязательств сократился на 10 млрд. долл. до 75 млрд. долл. в месяц.

 В декабре 2013 г. ежемесячный объем выкупа государственных и ипотечных облигаций сократился еще на 10 млрд. до 65 млрд. долл.

К середине 2014 г. ежемесячный объем выкупа облигаций сократился до 20 млрд. долл. и в сентябре 2014 г. до 15 млрд. долл., при этом на выкуп казначейских облигаций тратилось 10 млрд долл. и на выкуп ипотечный облигаций – 5 млрд долл. в месяц.

Таким образом, всего в рамках реализации программы «QE3» ФРС США приобрела государственных облигаций США и ценных бумаг, обеспеченные ипотечными активами на общую сумму порядка 1,7 трлн. долл.[11]

Комитет по открытым рынкам ФРС США, который злые языки с сарказмом называют «советом мудрецов», 29 октября 2014 г. принял решение завершить программу количественного смягчения «QE3».

В официальном заявлении ФРС, в частности, отмечалось, что с начала реализации текущей программы покупки активов произошло существенное улучшение в состоянии рынка труда США.

Более того, комитет также полагает, что экономика обладает достаточной динамикой для дальнейшего продвижения к максимальной занятости в контексте сохранения ценовой стабильности. В соответствии с данной оценкой комитет принял решение завершить программу покупки активов в этом месяце.[12]

Эти заявления подтверждались статистическими данными. Уровень безработицы в США сократился с 8,1% в середине 2012 г.  до 5,9% в сентябре 2014 г. Инфляция хоть и не достигла целевого показателя в 2%, но динамика роста потребительских цен была позитивная. Американский фондовый рынок по ключевым индексам достиг абсолютных максимумов.

Таким образом, всего за период реализации трех программ количественного смягчения 2008-2014 гг. ФРС скупила активов, в том числе и весьма токсичных на общую сумму около 4,5 трлн долларов, что соответствовало почти трети ВВП США.

При этом объем денежной базы увеличилась почти в 5 раз, государственный долг США превысил размер ВВП.

За всю историю США такого масштабного финансового вливания в банковский сектор США не было. Причем денежные ресурсы распределялись адресно. Большую их часть получили банки, которые считают основными акционерами ФРС США.

Результаты реализации трех программ количественного смягчения в США многие эксперты оценивают неоднозначно.

В частности, согласно заключению экспертов МВФ политика количественного смягчения ФРС США и других центральных банков развитых стран с начала финансового кризиса 2008 г.  после банкротства «Lehman Brothers Holdings, Inc.» привела к снижению системных рисков.

В МВФ считают, что данная политика также привела к увеличению доверия на финансовом рынке и соответственно к снижению риска рецессии в ведущих промышленно развитых стран.[13]

Такая оценка представляется весьма расплывчатой и спорной, поскольку положение на финансовых рынках остается неустойчивым и сохраняются высокие риски рецессии и нового глобального финансово-экономического кризиса. 

Однако скептиков среди финансовых экспертов, оценивающих результаты политики количественного смягчения в США значительно больше, чем оптимистов.

К разряду не просто скептиков, а самых активных противников политики количественного смягчения следует отнести известного американского политика, бывшего члена Палаты представителей от Республиканской партии конгрессмена от штата Техас Рона Пола (Ron Paul).

Комментируя результаты политики количественного смягчения в США, Рон Пол отмечал: «Последствия действий ФРС куда более серьезны, чем простой рост индекса потребительских цен. Суть здесь в ошибочных инвестициях, и в том, что люди совершают неправильные поступки в неподходящее время. Поверьте, всего этого очень много. Единственное, чего Бернанке не добился, и я вижу, что это его расстраивает, - ему не удалось вызвать никакого экономического роста. Он ничего не может поделать с уровнем безработицы. Я думаю, что страна должна была паниковать из-за слов ФРС о том, что мы потеряли контроль, и единственное, что нам остается – это беспрерывное сотворение новых денег из воздуха, что не срабатывало раньше, и не сработает и на этот раз».[14]

Следует отметить, что конгрессмен Пол Рон является убежденным противником самого существования ФРС. Он один из немногих политиков в Капитолии, который не просто регулярно критикует монетарную политику ФРС, но и требует ее ликвидации как неконституционного финансового института США.

Работая в Конгрессе США Пол Рон постоянно в негативном плане высказывался о деятельности ФРС и требовал ее закрытия. Начиная с 1999 г. сенатор неоднократно вносил на рассмотрение Конгресса США законопроекты о ликвидации Федеральной резервной системы США.

Кроме Пола Рони, многие эксперты считают, что политика количественного смягчения, реализованная ФРС США представляет собой не что иное как перераспределение американского национального богатства в пользу самых богатых, особенно тех, кто имеет непосредственное отношение к банковскому сектору экономики США.

Именно этот сектор является одним из основных драйверов роста имущественного и социального неравенства в доходах граждан США в рамках системы кланового капитализма.[15]

Проводя политику количественного смягчения, ФРС пыталась поддержать долгосрочные процентные ставки на низком уровне и тем самым стимулировать кредитование экономики. Однако эта финансовая сфера долгое время оставалась проблемной из-за того, что инвестиции в реальную экономику США не росли.

Политика количественного смягчения превратилась в своеобразный наркотик, а американская экономика все больше становится похожа на наркомана, который нормально может себя чувствовать и функционировать только от дозы к дозе.

Денежные власти США печатают деньги, они поступают на рынки, вызывая эйфорию. Когда заканчиваются деньги, начинается своеобразная ломка.

Инвесторы начинают паниковать, рейтинговые агентства понижают кредитные рейтинги, банки угрожают массовыми банкротствами в случае, если не будет новых вливаний, растет безработица, обостряются социальные конфликты.

Биржевые индексы и цены перестают быть адекватными сигналами и маркерами состоянии развития той или иной отрасли экономики. Рынки капитала не могут адекватно перераспределять средств от менее доходных сегментов к потенциально более высокодоходным.

На рынке государственного долга фактически гарантированная доходность, втягивает в казначейские облигации США и другие ценные бумаги, как в черную дыру, все свободные финансовые средства, существенно сокращая возможности инвестиций в реальный сектор экономики.

 

Четвертая программа количественного смягчения «QE 4»

(сентябрь 2019 – ноябрь 2019)

 

В сентябре 2019 г. ФРС США вновь приступила к увеличению своего баланса за счет покупки казначейских государственных бумаг. Это было необходимо для того, чтобы предотвратить возникший на финансовых рынках дефицит ликвидности.

ФРС возобновила накачку глобальной долларовой системы 17 сентября 2019 г. Это произошло после того, как денежный рынок США столкнулся с нехваткой долларов и ростом стоимости займов в американской валюте до 8-10% годовых.

Несмотря на временный характер вливаний, сроки и масштабы эмиссии оказались значительными. Если первоначально ФРС США прибегала только к краткосрочным кредитам «овернайт», то в дальнейшем к ним добавились операции сроком на одну и две недели.

Печатный станок работал с рекордной скоростью. Так, в период с 12 по 18 сентября 2019 г. ФРС закачала в экономику 23,8 млрд долл., с 19 по 25 сентября – 58,5 млрд долл., с 26 сентября по 2 октября – 85,9 млрд. долларов.

Активная долларовая эмиссия продолжалась 4 месяца – до февраля 2020 г. За это время было напечатано около 240 млрд. долл. примерно по 60 млрд долл. в месяц.

Общий размер баланса ФРС США к февралю 2020 г. превысил 4 трлн. долларов.

Оформленные как кредиты РЕПО, данные операции предполагают обратный выкуп. Банки по истечении срока должны возвратить долларовую ликвидность в ФРС и получить обратно залог в виде ценных бумаг.

 

*               *                  *

 

Совершенно очевидно, что в период нового глобального финансово-экономического кризиса остановить печатный станок в США не удастся, о чем открыто заявили представители ФРС объявив 22 марта 2010 г. на снятие ограничений на политику количественного смягчения.

Как минимум, до 2022 г. ФРС предстоит ежемесячно с разной степенью интенсивности выкупать активы в объёме до 100 млрд. долларов. В итоге баланс ФРС может увеличиться до рекордных 6 -7 трлн. долл.

 

Андрианов Владимир

Профессор МГУ, д.э.н., профессор МГУ, академик РАЕН,

бывший помощник Председателя Правительства РФ

 

[1] К традиционным методам денежно-кредитной политики относятся изменения целевой межбанковской ставки, операции на открытых рынках, изменения ставок резервирования и др.

[2] Валентин Катасонов.  Игры вокруг процентной ставки Федерального резерва.  «Всесоветник» интернет журнал, октябрь 2017 г.

[3] Andrew Ross Sorkin. Too Big to Fail: The Inside Story of How Wall Street and Washington Fought to Save the Financial System — and Themselves). Hardcover,

Published by Viking, October 20th 2009, 600 pages.

[4] Базельским комитетом по банковскому надзору были подготовлены рекомендации относительно регулирования организаций «too big to fail», в том числе применения повышенных требований к достаточности капитала и повышения прозрачности банковских операций.

[5]  International Monetary Fund, IMF Staff position note, SPN/09/27, Prepared by the Research and Monetary and Capital Markets Departments, November 4, 2009.    

  • [6] опционы (options) и варранты (warrants), ценные бумаги, дающие их обладателю право (но не обязанность) продать или купить определенные активы по зафиксированной в контракте цене;
  • фьючерсы (futures) и форварды (forwards), т.е. стандартизированные для биржевой торговли— контракты на будущую поставку различных активов (товаров, валюты, ценных бумаг) по зафиксированной в контракте цене;
  • свопы (swaps) — контракты на обмен активами или платежами в течение определенного срока по согласованной заранее цене.

[7] Ценные бумаги Казначейства США бумаг (US Treasuries - «трежарис») — государственные ценные бумаги, являются инструментом государственного долгового финансирования и выпускаются Министерством финансов США (Казначейство США). Непосредственная организация выпуска ценных бумаг возложена на Бюро государственного долга Министерства финансов США. Выпускаются четыре основных видов казначейских ценных бумаг:

  • краткосрочные казначейские векселя (Bills);
  • среднесрочные казначейские облигации (Notes);
  • долгосрочные казначейские облигации (Bonds);
  • казначейские облигации, защищенные от инфляции (TIPS).

[8] Такие финансовые операции получили название «twist» от названия модного танца, который был популярен в Америке в 60-е прошлого столетия, когда этот финансовый инструмент был впервые был использован ФРС США для стимулирования экономического роста в 1961 г.

[9]https://www.rbc.ru/economics/21/09/2011/5703ec7a9a79477633d38062

[10] Quantitative Easing and America’s Economic Rebound. Project Syndicate. Harvard University. 24 February 2011.

[11] Иван Ткачёв. Триллионы из воздуха: ФРС свернула историческую программу «QE3».  Rbc.Ru 30 октября 2014 г.

[12] https://www.vestifinance.ru/articles/48801

[13] Unconventional Choices for Unconventional Times: Credit and Quantitative Easing in Advanced Economies. International Monetary Fund, IMF Staff position note, SPN/09/27, Prepared by the Research and Monetary and Capital Markets Departments, November 4, 2009.    

[14] Ron Paul: «Country Should Panic Over Fed’s Decision», Inforwars.com, Sept. 14, 2012.

[15]  Anthony Randazzo. How Quantitative Easing Helps the Rich and Soaks the Rest of Us, Reason.com, September 13, 2012.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован