Эксклюзив
Жак Ладислав
02 марта 2020
244

Коммуникация между культурами вчера,сегодня, завтра...

-----ooooo-----

 

Естественным условием межкультурной коммуникации, необходимым, но не достаточным, является, прежде всего, само существование культур, которые должны общаться. Я не хочу вдаваться в детали богатого набора определений того, что называется культурой. Буду придерживатьсятого, что основой каждой культуры, по крайней мере, по моему мнению, являются три основные составляющие человеческого опыта в отношении к нашей среде. Это природа, место и время.

Если мы хотим иметь дело с прошлым, настоящим и будущим межкультурного общения, то его прошлое, решающим образом определяется многогранной характеристикой, которую можно назвать удаленностью культур между собой, а также не менее разнообразной и комплексной характеристикой, а именно, смесью воли и способности эту удаленность между культурами преодолеть. Хочу подчеркнуть ключевую историческую роль торговли в процессе открытия путей межкультурной коммуникации и ее постепенной институционализации. Нельзя забывать даже на роль разных посредников и также возможность вездесущиx совпадений, которыесовсем неожиданно приносят возможностьмежкультурной коммуникации.

Здесь я осмелюсь предложить вашему вниманию одну из лучших работ по культурным различиям и способностью к их преодолению, которой является «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта. Было бы простой тратой времени описывать и интерпретировать то, что было написано Свифтом, он является совершенным во всех отношениях, поэтому я настоятельно рекомендую «новое чтение» Путешествий Гулливера.  

Что касается настоящего, то здесь уместны два замечания. Прежде всего, языковое: из-за того, что слово «либерализм» очень сложно переводится из языка на язык и переносится между регионами. Кажется, было бы лучше говорить о «современной либеральной парадигме» (дальше СЛП). СЛП включает в себя также содержание терминов «неолиберализм» и «неомарксизм». И второе, это ключевое содержательное замечание, состоящее в том, что СЛП опирается на свой глобализованый «успех»искоренения прямого, живого человеческого опыта с природой, пространством и временем, совместно с его заменой безжизненными копиями с одинаковыми названиями. То, что мы проживаем в нынешней либеральной парадигме, является, таким образом, скорее «антикультурой». Общение этой антикультуры с любой культурой заканчивается подобно тому, как заканчивается контакт материи и антиматерии, т.е. аннигиляцией. Эта аннигиляция особенно разрушительно постигает каждую действительную культуру, которая вступит в контакт с либеральной антикультурой. В таком смысле и таким образом антикультуру невозможно ни поразить, ни изменить.

Вопрос, которому в этом тексте будет уделено внимание, - это будущее межкультурной коммуникации, состоящееименно в преодолении антикультуры, а на культурных руинах, являющихся ее работой, создание зародышейновой действительной культуры. В обратном случае,антикультура будет людьми окончательно оставлена без замены и перекрыта приходящими культурами, совершенно чужими, насильственными и нетерпимыми. Эти чужие культуры, таким образом, избегут какой-либо коммуникации с антикультурой и люди в большом количестве их будут принимать. Какая-то культура, в конце концов, является более приемлемой чем не живая, искусственная «без пространство-временная» антикультура.  Можно припомнить известную позициюисламских авторитетов включительно «джихадистов», которые в гораздо большей степени относятся с уважением к христианам и иным "иноверцам", чем к неверующим безбожникам, действительно "вероломнымсобакам".

-----ooooo-----

Суждения о коммуникации между культурами на почве Финансового университета нельзя начать иначе, как констатированием того, что в истории человечества рынки вообще и особенно финансовые рынки давно уже рассматривались как самобытная культура. То есть не как нынешняя голая арена анонимных и абстрактных отношений, а как форма организованной памяти, в которой для функционирования рынка требуются доверие, репутация, память и долг. Томас Ламонт, глава банка J.P. Morgan, когда-то сказал о своем предприятии, что "сообщество в целом требует от банкира быть честным наблюдателем своего окружения, чтобы иметь возможность постоянно и внимательно изучать условия этого окружения: финансовые, экономические, социальные и политические, и чтобы иметь более широкое представление о каждом ".

До начала последнего крупного экономического и финансового кризиса финансовая индустрия постепенно была избавлена какой-либо подобной культуры или, возможно, культурности, коренящейся в природе, месте и времени. Между прочим, подобным образом дело обстояло и обстоит со многими разными университетами, их общежитиями и университетскими городками. То, чему человек научился в общежитии, то есть принадлежность к определенному братству, всевозможным "старым добрым галстукам", были в действительности идеальной подготовкой к карьере на рынке ипотечных облигаций и в более общем плане на мировых биржах. Индустрия ипотеки была основана на финансовом эквиваленте «связок» в общежитии, случайных встречах иноплеменников, при которых желание чрезмерных задолженностей или процентов удовлетворялось без заботы о тех последствиях, какие оно могло иметь для более широкого сообщества. Кредиты, не обремененные обязательствами и расходами, были взаимно удовлетворяемыми и полностью освобожденными от более старых финансовых порядков. Однако, как и в университетских городках, такая договоренность вела к грубой безответственности и злоупотреблениям, которые вредили общине и разрушали жизнь отдельных людей и доверие в сообществе. Реакция другой стороны была и есть подобной, даже такой же. Призывы к усилению государственного регулирования и надзора за последствиями неограниченной коррупции в сочетании с редко применяемыми угрозами наказания и массовым расширением государственного управления в область надзора за основными человеческими связями – это стремление обеспечить себе какое-то убежище. Освобождение от ограничений местной рыночной культуры не принесло никакой совершенной свободы, только расширение неуловимого, но при этом вездесущего левиафана. Разрушением культуры нельзя достичь освобождения, лишь беспомощности и рабства. 

Именно распад культурных связей, всеобщая дебилизация и фактическое господство антикультуры c мракобесием являются предпосылками для "освобождения" выкорчеванного человека для всепроникающего и всеобъемлющего рынка и укрепления власти государства. Отдельные лица обращаются к доступным органам с призывом ослабить культурные нормы и обычаи во имя индивидуального освобождения. Это приводит к различным давлениям, которые уменьшают или устраняют основные особенности долговременных неформальных норм. Без этих норм отдельные люди стремятся к неограниченной свободе, хотят наполнить свое желание, чтобы своевольно могли делать все то, что не ограничено законом или не наносит видимого вреда. Однако без определяющих правил поведения, которые, в общем, развивали культурную практику и поведение, освобожденные люди неизбежно вступают в конфликт. Единственным авторитетом, который может сейчас оценить эти претензии, является государство, а это опять же приводит к возрастанию правовых и политических дел в местных вопросах, которые ранее в целом решались культурными нормами. Либеральный индивидуализм требует устранения культуры; а по мере исчезновения культуры, растет левиафан паразитического либерализма и уступает ответственная свобода.

-----ooooo-----

Доказательства нашей актуальной СЛП-антикультуры, дебилизация и мракобесие окружают нас, но они повсеместно отрицают друг друга. СЛП расширяется, постепенно усеивает пространство, которое покинули местные культуры. Это приводит либо к их списанию, либо к их подавлению, либо, чаще всего, к их безусловному пересмотру. Мы не восстанавливаем наши собственные культуры, возникшие на местах и укоренившиеся во времени, а как правило, развиваем их из наследия родственников, соседей или общин, а также из музыки, изобразительного искусства, повествования или пищи. Вполне вероятно, что мы будем потреблять расфасованные и проверенные на рынке потребительские товары, часто обозначенные торговыми символами, которые маскируют улетучивание культуры. Наша все более сильная неспособность творить, делать вещи по-своему связана с целым рядом социальных явлений, начиная упадком технического воспитания, которое является показателем нашего все распространяющегося незнания того, как что-то починить или исправить, до значительного падения рынка продажи и обслуживания музыкальных инструментов в эпоху массового производства музыки. 

Взгляд в птичий мир учит нас, что чемпионом всех «видовых паразитов» является буроголовый коровий трупиал. Он несет яйца в гнезда более двухсот видов птиц, и эти иные птицы затем воспитывают молодыхтрупиалов, как своих собственных. СЛП взяла уроки из этого коварного поведения и стал его аллегорией.  При СЛП выражение «культура» становится словом, которое паразитирует на своем первоначальном значении и заменяет истинную культуру либеральной имитацией. Люди, которые не понимают этой подмены, жадно ее принимают. Когда сегодня начинают говорить о культуре, говорят о ней в единственном числе, а реальные культуры были многочисленными, местными и индивидуальными. Мы склонны говорить о таких явлениях, как «народная культура». Это проверенный на рынке и стандартизированный продукт, разработанный коммерческими компаниями и предназначенный для массового потребления. Настоящая культура аккумулирует местный и исторический опыт и память. В отличие от этого, либеральная "культура" – это вакуум, который остается, когда местный опыт улетучился, память потеряна и от каждого места есть другое место. Красоту действительных культур заменил праздник «мультикультурализма», ограничение действительного культурного разнообразия, либеральной гомогенности, фривольно одетой легко выброшенной оригинальной одеждой. Суффикс «-изм» намекает на победу СЛП над истинным культурным разнообразием. И хотя культуры были заменены вездесущей антикультурой, язык культуры продолжаются как средство для того, чтобы либеральное антикультурное человечество отделилось от специфических культур. Однородный вид культуры на самом деле означает, что не существует никакой. Чем больше призывается к «плюрализму»; или «разнообразию» или в «мире розничной торговли» к «выбору», тем решительнее продвигается уничтожение действительных культур. Наша первичная лояльность принадлежит прославлению либерального плюрализма и разнообразия, созданию однородных и идентичные последователей различия, требованию и обеспечению вездесущего безразличия.

В отличие от этого культуры, какими бы многочисленными и разнообразными они ни были, имеют общие черты, которые почти всегда включают также убеждения о преемственности человеческой культуры и естественного мира, опыт того, что прошлое и будущее закреплены в настоящем, и уверенность в том, что место, где живет человек, является священным. Это включает в себя чувство глубокой благодарности и ответственности за заботу о сохранении своих мест. СЛП основана на отказе от каждого из этих основных аспектов культуры. Прежде всего, потому, что эти аспекты представляют преемственность с природой, долгами и обязательствами, сопровождаемыми течением времени и сменой поколений или сильной идентификацией с местом, где человек живет. Именно это отторжение должно было и все еще должно ограничить опыт человека и его возможность стать творцом самого себя.

-----ooooo-----

Именно культура, связанная с этическим исследованием и критическим мышлением, более всего угрожала и угрожала созданию правильного и универсального, полностью «либерализированного» человека. Главной амбицией и сутью успеха СЛП было создание иной формы мира, независимого как от природы, так и от культуры. Достичь полного забвения прошлого, безразличия к будущему и общей безжалостности к местам, достойным того, чтобы поколения людей их любили и проживали в них. Подмена культивируемых действий равнодушной единообразной антикультурой, дебилизация и мракобесие является еще одной успешной тенденцией СЛП и относится к величайшей угрозе для нашей дальнейшей совместной жизни. Однако лишь только основа успеха СЛП, снова и снова, показывает условия его гибели. 

В основах пути к его подавлению лежит способность человеческого индивида критически и этично исследовать свою среду. Это тернистый путь, может быть даже крестовый, но он ведет не в ад, а к спасению. Человек вместе с обществом должны его пройти, чтобы победить антикультуру, дебилизацию и мракобесие, вернуть культурное разнообразие, жизнеспособность. Может быть – «вернуть верховенство наших дел к нам…» или «вернуть контроль…»

Оказывается, что построение настоящей культуры должно идти не только по пути восстановления прямых отношений между человеком и природой, пространством и временем, но прежде всего по пути восстановления прямых отношений между людьми. Этот процесс похож на восстановление настоящей, животворной и плодородной почвы из практически мертвой глины путем обновления структуры микро и макроагрегатов почвы и обеспечения доступа различных помощников и сполусоздателей живой среды. Это также похоже на процесс приостановления движения песочной дюны, которая угрожает изменить все живое перед собой на мертвую кучу песка. Дюну можно не только приостановить, ее возможно сделать опять животворной средой для культуры различных растений и животных.

Известия и миссия о снова созданной культуре, ее ценностях и возможностях должны распространяться по сети, прямо от одного человека к другому, не только посредничеством СМИ, интернета и социальных сетей. Ее путями являются все соседские отношения, которые были созданы в наше время. Их много. Они идут через различные пространства: общие, профессиональные, по интересам, конфессиональные, реальные и цифровые. Однако они идут также во времени, между поколениями. Мои дети и мои родители – это мои соседи во времени, независимо от того, живем ли мы или нет в одно и то же время или даже в одном и том же пространстве.

Основой создания каждой культуры является наша способность к этическому различению того, что достойно или не достойно нашего уважения. Это принцип создания структуры агрегатов ценностей новой культуры. Составной частью основы создания культуры является также сдержанность и не злоупотребление своим положением по отношению к нашим соседям. Соседям в культурной и природной среде, пространстве и времени…

Прекрасным примером творческого создания основы такой новой настоящей культуры и межкультурной коммуникации нашего и будущего времени является основание и развитие «Института научных коммуникаций». ИНК представляет важную составляющую, можно прямо краеугольный камень, надежды, что «антикультуру» СЛП можно преодолеть собственными силами знаний, этики и человечности…   

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован